Текущее время: 12 июл 2020 07:45

Часовой пояс: UTC+02:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 4 сообщения ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 16 сен 2014 15:31 
Юморист-строитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2004 23:15
Сообщения: 56401
Откуда: Деревня Железного Дождя
Цитата:
— Kaкoe у тебя образование? — Спросил начальник отдела кадров завода Ленина.
— Высшее.
— Диплом есть?
— Да, пожалуйста.
— Для историков у меня работы нет.
— А, я и не хочу историком
— Зачем тогда пять лет учился?
— Из-за ромбика. Я значки коллекционирую.
— Пойдешь грузчиком в ОХО?
— Пойду.
— Тогда оформляйся.

— Что такое ОХО? — Спросил я у оформлявшей меня тетки в синих нарукавниках.
— Отдел хозяйственного обеспечения.
— Что это значит?
— Заводская свалка.

— Вот, — сказал мастер, — это свалка. Сюда свозят мусор из цехов. Дерево, металл, пластмассу отдельно, из туалетов отдельно. Работа грязная. Я тебе советую переодеваться. На этих не смотри. Они уже по 20 лет работают.
— Бреус, — остановил он проходившего с лопатой на плече бомжа, — вам молодого даю, покажешь ему что делать.
— С бородой, — сказал оглядев меня Бреус.
— С бородой.
— Художник?
— Нет, просто с бородой.
— Когда пойдешь накопители в столярный цех чистить, там козеиновая пыль, склеится твоя борода.

— Вот, представил меня, Бреус, двум типам, когда-то одетым разнообразно, а сейчас за счет грязи и изношенности одежды, совершенно одинаково, — будет у нас работать.
— Работа у нас не тяжелая, мусор валять, — сказал один из двух. Как на счет вступительных?
— Где и когда? — Выразил готовность я.
— А хоть сейчас, — Сказал Бреус.
— До обеда не выпустят, — зная режим военного завода, сказал я.
— Это этих в белых халатах не выпустят, а мы возьмем лопаты и пойдем территорию убирать.

"Убирать территорию" пошли мы в двоем с Бреусом. В Столичном гастрономе купили три бутылки крепленого вина Акдам.
— Как пронести вино через охрану? — Спросил я .
— Одну выпьем сейчас, а эти я пронесу сам, он показал мне специальное приспособление в штанах в виде двух глубоких внутренних карманов.
— Чем закусим?
— Да что ты полбутылки будешь закусывать.
— Нет, так я не могу, давай хоть пирожков с мясом возьму.

Мы выпили бутылку Акдама во дворе Столичного гастронома, закусили пирожками. Бреус потеплел, похлопал меня по плечу и сказал:
— Хороший ты парень, Борода, будешь в нашей компании. Тебе понравится.
До обеда мы с Бреусом чистили накопители в столярном цеху. Древесные опилки и пыль в огромных цилиндрах высотой с трехэтажный дом лежали плотно, и я должен был пробивать слежавшуюся массу длинной трубой. Когда мне удалось проковырять нижний плотный слой, опилки хлынули из накопителя потоком и засыпали меня с головой. Бреус откопал меня лопатой и помог выбраться.
— Так со всеми бывает, — сказал он. Поэтому чистить ходим всегда вдвоем. Пошли в комрессорную обдуемся.

В компрессорной он заботливо, как банщик, почистил меня струей сжатого воздуха из шланга.
В обед все собрались в бытовке. Бреус выставил на стол две бутылки вина. Один из муссорщиков спросил разочарованно:
— Только две?
— У пацана финансы ограниченные. — Сказал Бреус. У меня еще стакан спирта есть. Выставляю по случаю знакомства.
— Это указал он на коллег – Царюк, это – Заяц, он xoxол.
— Рабинович — представился я.
— Ну, что там у нас на закусь? – спросил Царюк.
— Колбаса из нутрии - сказал Заяц.
— Из крысы?
— Не хочешь, не ешь сказал Заяц.
— Ну, бль Заяц, сказал Царюк, - если отравимся твоей крысой , я тебе глаз на жопу натяну.
— С вином не отравишься, — сказал Бреус. Вино дезинфицирует.
— И лечит, сказал Заяц.
Когда выпили все вино, Царюк достал спирт.
— Где ты спирт брал? — cпросил Заяц.
— В девятнадцатом цеху.
— Ох, — сказал Заяц — у них спирт херовый, технический.
— Не хочешь не пей, — сказал Царюк.

Я от технического спирта отказался. Когда все выпили, немного захмелевший Царюк спросил у меня:
— Ты в технике что-нибудь петришь?
— Немного сказал я. В детстве приемники собирал. До армии регулировщиком в 19 цеху работал. У меня операция была: ток анода, напряжение второго катода.
— Что это значит? — Спросил Заяц
— Не знаю. За два года так и не понял. Меня почти каждый день током било.
— Слушай, сказал Царюк, я тут в 21 цеху такую штуку спиил. Ее больше всех oxраняли, я поэтому и взял. В мусор скинул и вынес.
— Дай посмотреть, сказал я.
Он достал из железного шкафчика кирзовый сапог, а из сапога вынул небольшой прибор с переключателями.
— Там еще коробка была, но я выкинул. Слишком много места занимала.

‘ЗАСС’, — прочитал я на крышке. — ‘Засекреченная Система Связи.'

— Ты откуда знаешь? — спросил Бреус.
— Я в ПВО служил.
— А с кем связь? — Спросил Заяц
— Да с кем хочешь, — cказал Бреус, давай включай.

Из всех ручек с пояснительной надписью была только одна: вкл/выкл.

— Начнем с этой, — сказал я.

Устройство зашипело.

— Белый шум, — сказал я многозначительно.

Коллеги муссорщики посмотрели на меня с уважением. При следующем переключении устройство заговорило по-английски.

— О чем говорит? — Спросил Заяц.
— Не знаю, я в школе немецкий изучал.

На третьем диапазоне сидела радиостанция Маяк. Когда я переключил ручку в четвертый раз, yстройство сказало:
— Второй слушает.
— А где третий? — Спросил в устройство Бреус.
— Третий в поиске, — oтветило устройство.
— А первый где?
— Первый это вы, товарищ генерал.
— Молодец, — сказал Бреус, — обьявляю благодарность.
— Служу Советскому Союзу
— Ну, что там? —Спросил Бреус.
— За время моего дежурства происшествий не случилось...
— Отставить, — перебил Бреус Второго. — Есть задача. Нужно достать две бутылки водки. Столичной.
— Есть две бутылки Столичной водки - сказал второй.
— И колбасы, — шёпотом подсказал Заяц.
— И колбасы, докторской триста грамм, — сказал в устройство Бреус.
— И сыра российского, подсказал Царюк, 300 грамм.
— Уточните координаты доставки.
— Проходная завода Ленина со стороны ЦУМа. Все понял?
— Так точно, товарищ генерал.
— Повтори.
— Две бутылки Столичной водки, 300 граммов докторской колбасы , 300 граммов российского сыра к проходной завода Ленина со стороны ЦУМа.
— Выйдет мужик в телогрейке с лопатой. Пароль Сокол, отзыв Родина. Сколько тебе нужно времени?
— Двадцать минут.
— Выполняй.

Я схватился за голову.

— Не сцы, - сказал Бреус. — Гусь не сцыт и ты не сцы.

Он оделся, забросил на плечо лопату и ушел. Через полчаса Бреус вернулся.

— *девчёнка лёгкого поведения*, — начал он с порога, — водка Столичная в экспортном варианте. А колбаса. Посмотри на эту колбасу, — он выложил содержимое секретных карманов на стол. — А говорят равенство. Какое же это * скушал автоцензор * равенство, если для одних докторская колбаса такая, а для этих совсем другая.
Две бутылки экспортной Столичной сделали свое дело.

— Ты думаешь почему я в грязном все время хожу? — Обняв меня за шею, говорил Бреус. — Потому, что у меня нет чистой одежды? У меня целый гардероб чистой одежды. У меня есть пальто и костюм. Это ж ахуительно быть грязным, когда все такие чистые вокруг. Знаешь, что я больше всего люблю. Ездить после работы в общественном транспорте. Трешься и толкаешься среди них, наступаешь им на ноги, воняешь. Если место есть свободное, садишься, * вырезано цензурой * кто рядом с тобой сядет. Возле молодой телки приятно постоять. Она бьется, крутится от отвращения, а толпа ее ко мне прижимает Если водитель тормозит, я не держусь, падаю на всех. Знаешь как смешно. Кричишь, падаешь и весь троллейбус вместе с тобой.

— Все! — Воскликнул Царюк, — я не могу здесь больше находиться! У них колючая проволка на заборе и сигнализация. Меня это угнетает. Пошли * скушал автоцензор * с этого завода.

Мы шли по Ленинскому проспекту по проезжей части с лопатами на плечах. Впереди я с Бреусом, а позади, пытаясь попасть в ногу, Царюк и Заяц. У Ботанического сада возле нас остановилась машина милиции.
— О, — сказал Царюк, — раковая шейка приехала.
— Давай копать, — запаниковал Заяц, — сейчас заберут.
— * скушал автоцензор * ты никому не нужен сказал Бреус. Тебя менты брезгуют. Вот его заберут, — Бреус указал на меня. — Он чисто одет.
— Не отдадим, — сказал Царюк. — Пусть забирают всех.
— Не имеете права! Я член партии с 1898! У меня двухкомнатная квартира в Домике 1-го съезда РСДРП! — Кричал ментам Бреус.

Мы наблюдали сцену сквозь толстое, пуленепробиваемое стекло камеры предварительного заключения.

— Чего он с ними залупается, зачем ментов дразнит, сейчас они его под молотки пустят, — сказал Заяц
— Он, если напивается, всегда такой, — ответил Царюк.

Нервы у одного из дежурных ментов не выдержали, он ударил Бреуса дубинkой по лицу, схватил за шиворот и втолкнул в нашу камеру.

— Больно? — спросил я у Бреуса сочуственно.
— Нет, — сказал он, — потрогав опухшую щеку, — меня грязь защищает. Я им специально мозга ел, они меня даже не обыскали. Eще полбутылки есть и сыр. Кто хочет? Он полез в тайник. – О, и еще кое-что. Он достал устройство ЗАСС. Ну, бля, сейчас мы им устроим.
— Второй слушaeт, ответило устройство ЗАСС.
— Ставлю задачу, — сказал Бреус. Группу захвата к Первомайскому отделению милиции. Совершены противоправные действия в отношении наших сотрудников. Сотрудников освободить. Действовать жестко...



Одна из самых эпичных повестей :mrgreen:

_________________
Волк не тигр, но попу моет (с)


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 16 сен 2014 20:06 
Лунатик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 янв 2006 00:36
Сообщения: 21048
Откуда: и куда?
Хорошая штука)
Люблю когда много диалогов:)
Спасибо.

_________________
RE1AXTHEBITCH!

Orden of Brilsmurf :brilsmurf:


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 16 сен 2014 21:21 
BloodS King
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 фев 2008 02:54
Сообщения: 17221
Откуда: с твоей мамки
Цитата:
Анатомичка.
Наша анатомичка сама по себе была сооружением выдающимся. Говорят, когда-то до революции в ней располагалась школа пивоваров под чутким патронажем графа фон Вакано. На фронтоне, вроде бы, даже угадывается старательно заштукатуренный барельеф пивной бочки. Возможно, сей замечательный исторический факт наложил некий кармический отпечаток на здание и его обитателей (живых, я имею в виду). Во всяком случае, многие студенты были бы не прочь залить пивком стойкий запах формалина и горечь незаслуженно (или заслуженно, всё равно обидно) обретённого "банана" по этой фундаментальной дисциплине. Преподаватели (в большинстве своём бывшие хирурги) тоже старались перебить формалиновую ауру и впечатление от студенческих перлов - "череп, он же по латыни СРАНИУМ" - чем-нибудь покрепче чая.
Запах, надо сказать, был убойным. Он насквозь пропитал всё помещение, от глубоких подвалов до низенького чердака, забираясь под своды пятиметровых потолков и гуляя по пролётам широкой центральной лестницы: три этажа вверх, потом обратно. От него слезились глаза и начинала болеть голова. Зато все анатомические препараты были настоящими. У трупа фиксировался крупный сосуд, и в него шприцем Жане закачивался, вытесняя кровь, формалин. Затем тело помещалось на длительное время в ванну с всё тем же формалином, и извлекалось при необходимости приготовить мышечный, сосудистый или нервный препарат, целиком или частями. Тела либо их части хранились в подвале в открытых ваннах и по мере надобности лаборанты разносили их по учебным классам, раскладывая по каменным столам. Чтобы препарат не пересох, его накрывали тканью и поливали водой.
Время от времени препараты приходили в негодность, и тогда вставала проблема с их захоронением. На нашей памяти произошёл инцидент, когда два преподавателя, потратив выделенные для захоронения средства на девок румяных свои нужды, просто сбросили кучу нетленных в прямом смысле останков то ли в овраг, то ли с обрыва рядом с Волгой и закидали снегом. По весне снег сошёл, и некий гуляющий гражданин обнаружил, к своему ужасу, всю эту горку нетленки-расчленёнки. Милиция, расследование, вазелин объяснительные...
Учили хорошо, на совесть. Многие оставались по вечерам, помогали или самостоятельно (гордость за себя и респект однокурсников!) препарировали трупы. Я тоже не избежал соблазна и на протяжении нескольких месяцев все вечера проводил в густо проформалиненной атмосфере под звук мерно осыпающейся с потолков штукатурки (о-очень старое здание!). Однажды преподаватель попросил:
- Ты сходи, достань голову из подвала. Там, подальше и в левом углу, есть чан, их там несколько плавает. Выбери посимпатичнее, мы из половины сделаем препарат мимических мышц, а из другой - сосудистый.
И пошёл я в подвал. Не сказать, чтобы меня это повергало в душевный трепет, но посудите сами: из-за сгнившей проводки там не было света. Во всём здании осталось человек семь-восемь, включая сторожа (хронически навеселе, и никто ему не пенял, понимали), и тишина, как на кладбище. В-общем, настрой - готика с налётом романтики. Взял спички, иду. Подвал большой, идти далеко. Всё бы ничего, но идти надо по деревянным мосткам: с потолков капает, вода собирается в лужи, и как-то это исправить, равно как и сгнившую проводку, взялся бы разве что фон Вакано, но он шлёт приветы сами понимаете откуда. Дошел, чан нашёл, голову взял. Стою и понимаю, что сам себе создал проблему на пустом месте: спички в кармане белоснежного (ну, почти белоснежного) халата, руки в формалине и еще какой-то гадости (какая-то плесень, живёт на стенках ёмкостей, даже формалинеё не берёт!). И обе руки держат за уши голову. Стою, пытаюсь вспомнить, по какому азимуту шёл сюда. И тишина! Впрочем, ненадолго. Спустя минуту или две я услышал ШАРКАЮЩИЕ ШАГИ. В кромешной темноте. И звук формалина, бодрой капелью барабанящего по доскам настила и лужам на полу. Логическое осмысление ситуации помахало мне ручкой и упорхнуло, оставив меня наедине с богатым, мать его, воображением. Шаги меж тем приближались, пока не замерли в паре метров от остолбеневшего меня. Послышался звук, будто кто-то носом втягивает воздух. "Твою мать, сейчас учует - и * вырезано цензурой * котёнку". Я вытянул вперёд руки, прикрываясь головой, как щитом. Впереди зажглась спичка...
На наш с лаборантом (это сука был он) хоровой вопль сбежались, сжимая в руках распятия, святую воду и осиновые колья подручные средства обороны, остальные завсегдатаи анатомички. Как выяснилось, с лаборантом сыграло злую шутку его хорошее знание подвала. Спичками и фонариком он не пользовался, разве что когда надо было подсветить содержимое чана. Выудив ногу (это капало с неё), он неспешно двинулся вглубь, остановился неподалёку от меня и хотел посветить в чан с руками. Заминка объяснялась тем, что он положил ногу (не свою) на край чана, вытер руки, зажёг спичку...
- Я успел увидеть две руки, которые держат за уши голову. И всё, и меня переклинило!
Мы сидели всем вечерним составом за накрытым чем бог послал каменным столом с дыркой посередине, пили коньяк - дежурный преподаватель не пожалел двух бутылок из заначки - и с некой гордостью поглядывали друг на друга: вот оно, рождение легенды!


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 16 сен 2014 21:35 
BloodS King
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 фев 2008 02:54
Сообщения: 17221
Откуда: с твоей мамки
Цитата:
Вот ещё одна студенческая история. Рассказал мне её друг и коллега, Владислав Юрьевич. Доверяю, говорит, это дорогое сердцу воспоминание твоему перу...тьфу, твоей клавиатуре и текстовому редактору, то бишь. А то кто его знает, как оно в жизни может выйти: вдруг за терабайты моей памяти уже Альцгеймер с Корсаковым банчишко метнули...
Про кафедру анатомии Куйбышевского мединститута (а буквально парой лет позже — Самарского государственного медицинского университета, что по сути монопенисуально, просто звучит внушительнее) я уже как-то писал. Здоровенное такое здание бывшей школы пивоваров, постройки середины девятнадцатого века, с просторными классами, высоченными потолками, а главное — с глубоченным и обширным подвалом.
Уж каким макаром мединституту удалось отжать себе такое сокровище — бог весть. С другой стороны, отжали же они себе бывшую царскую тюрьму под общагу для стоматологического факультета и пару-тройку кафедр... Во всяком случае, пивовары анатомичку взад не требуют. И я их прекрасно понимаю. Дело в том, что десятки лет в её подвалах хранились трупы. И их запчасти. Причём не просто хранились, а принимали формалиновые ванны. Какое, нафиг, пиво учиться тут варить! Тут же ни одни уважающие себя дрожжи ещё лет сто в рост не пустятся: причём первые пятьдесят из-за концентрации паров, а оставшиеся полвека — чисто из страха!
Так вышло, что когда Владислав Юрьевич и ещё орава оболтусов вернулись из армии, куда их забирали после первого курса (было, было тогда такое), их на картошку по осени не послали. Видимо, из смутных опасений за дисциплину студенческих отрядов. Вместо этого им предложили помочь родной кафедре анатомии навести порядок в её подвалах. Вот скажите, положа руку на сердце: вы бы разве отказались от такого заманчивого предложения?
В этих подвалах затеяли не то косметический ремонт, не то перекличку с повальной инвентаризацией местных обитателей, но внезапно выяснили, что за многие десятилетия полы подвала почему-то поднялись аж на полметра, а кое-где и повыше. Волевым решением заведующего кафедрой этот культурный слой было велено убрать. А кому, как не свежеприбывшим дембелям, поручить такое ответственное задание? Вот именно.
Ребята взялись за работу. Оказалось, что культурный слой, как и положено всякому уважающему себя культурному слою, представлял из себя не просто массу пропитанного формалином глинистого грунта с фрагментами штукатурки. В укромном закутке медленно, но верно росла кучка артефактов: черепа, челюсти, мумифицированные конечности, пара мертворожденных младенцев и прочая радость открытого новым знаниям некроманта.
Эмпирическим путём (не без подсказки курирующих преподавателей) было обнаружено, что ударная доза спиртного, употреблённого исключительно в профилактических целях, субъективно нивелирует ущерб, причиняемый организму парами формалина: два выхлопа просто взаимоуничтожаются. На одном из перекуров единогласно было принято решение присвоить группе археологов-некромантов гордое звание — отряд «Кадавр».
Когда весь культурный слой был снят, а кучка артефактов выросла до размеров приличной горки, бойцы отряда задали преподавателям вполне закономерный в сложившейся ситуации вопрос: мол, а эту хрень куда девать? Отловленный преподаватель, скорее всего, был неосторожен с народным антидотом, поскольку неосмотрительно высказал общее неофициальное мнение кафедры — эквифаллически куда, лишь бы из подвала вон.
Бойцы воодушевились: буквально на прошлой неделе, в попытках продолбить траншею под какой-то очень важный для, мать её, кафедры, итить его, кабель, были совершенно случайно опрокинуты две секции временного забора. Того самого, что должен был оберегать тонкое чувство прекрасного жителей окрестных домов от творимого по соседству безобразия. В образовавшемся проёме нарисовались две большие бобины из-под того самого кабеля — ну, вы помните такие: внушительная конструкция из досок, вроде гигантской катушки из-под ниток. Вечером, под пиво так и не сумевших пройти обучение в школе пивоваров (но, кстати, до сих пор весьма недурное), родился план. И рано утром отряд «Кадавр» вынес все артефакты из подвала. И расположил их на двух бобинах из-под кабеля. Аккурат поперёк Студенческого переулка.
Первым инсталляцию обнаружил водитель какой-то «пятёрки». Он притормозил перед аккуратно разложенной на горизонтальных поверхностях бобин расчленёнкой, несколько секунд приобщался к прекрасному, после чего выполнил безукоризненный полицейский разворот, такой, знаете ли, с визгом покрышек, запахом палёной резины и следами на асфальте — и исчез в утреннем тумане. Постепенно стали подтягиваться любопытные бабушки. За ними - «Скорая», с дежурным запасом чегой-то сердечного для бабушек. Потом нарисовалась дежурная часть милиции. За нею — работники прокуратуры.
Отряд «Кадавр» под напутствие «чтоб вашего духу тут не было» был спешно отправлен куда подальше. Но разве какой нормальный студент может покинуть сокровищницу без трофеев? Да ни в жисть!
Негромко обсуждая случившийся шухер, ребята тряслись в трамвае. Кто-то успел прихватить и припрятать в пакете череп, кто-то тазовую кость, кто-то горсть позвонков — в студенческом хозяйстве всё пригодится. Владислав Юрьевич был запаслив. Помимо трофеев, что уместились в солдатский вещмешок, он вёз с собой руку.
Сложно сказать, как можно было посеять и утоптать в культурный пласт целую конечность, от плеча до скрюченных палцев, с сохранившимися здоровенными ногтями, с почерневшими от времени мышцами — но ведь как-то посеяли! Рука, бережно завёрнутая в брезент плащ-палатки, ждала своего звёздного часа. И таки дождалась.
В трамвае становилось всё многолюднее и теснее. Несколько мужиков, успевших занять места, усердно делали вид, что дремлют и в упор не видят бабульку, даму бальзаковского возраста с увесистой сумкой и девушку, оборудованную спортивной фигуркой и мини-юбкой. Точнее, на девушку у идящих мужиков развилось нечто вроде коллективного косоглазия из-под полуопущенных век.
На очередной остановке народу прибавилось. Дама-контролёр, успев обилетить головную часть вагона, решительно двинулась к его хвосту, прорезая мощным бюстом дорогу. Влад извлёк мумифицированную руку из брезента (один фиг все уставились в окна, и даже мини-юбка прелестной дамы как-то утратила свою актуальность), вложил в скрюченные пальцы несколько монет и протянул навстречу контролёру. Точнее, попытался.
На очередном повороте трамвай качнуло, он притормозил, и Владислав с протянутой (хоть и не своею) рукой подался чуть вперёд. Мёртвая пятерня разминулась с контролёром и, задрав красавице юбку, замерла на её ягодице. Ненадолго. На какую-то долю секунды.
Сложно сказать, какое именно из боевых искусств изучала прелестная дама, но реакция на прикосновение была мгновенной. Мёртвую руку взяли в профессиональный захват, крутанули... И Владиславу пришлось её отпустить: уж очень мощным был рывок.
Двигаясь по широкой дуге, рука уронила на пол контролёра, съездила проксимальным концом плечевой кости по сусалам одному из мужиков, что усердно изображал трамвайный летаргический сон на сиденье по соседству, и от души врезала по рёбрам даме бальзаковского возраста, отчего её увесистая сумка, перейдя в полное, хотя и неожиданное распоряжение бабульки, уронила оную на другого внезапно задремавшего на сиденье по соседству мужика. А потом девушка, наконец, рассмотрела руку-обидчицу. И включила режим сирены.
Мужик, которому досталось первым, отреагировал немедленно. Он бережно переместил бабульку с чужих колен, усадил её на своё место и дал сдачи. Кому? А как вы думаете? Конечно же, тому, кто к бабушке домогался. Дождался ответного удара, всплеснул руками, задев даму, временно разлучённую с её увесистой сумкой, и повалился на встающего с пола контролёра. Задетая дама воспылала праведным гневом и пошла врукопашную, по дороге брезгливо отмахнувшись от мёртвой руки, которую эта фифа в мини-юбке попыталась ей всучить, не выключая сирены. Рука перекочевала в середину салона, индуцировав доселе непричастных. Кто-то возопил — мол, убивают ни за penis caninus. Кто-то отозвался — дескать, мочи козлов.
На ближайшей остановке отряд «Кадавр» организованно покинул вагон, в котором разгоралась нешуточная драка. Новая партия пассажиров, схлопотав инициирующий удар по физиономии, с энтузиазмом подключалась к всеобщему веселью. Рейс обещал быть увлекательным...


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 4 сообщения ] 

Часовой пояс: UTC+02:00


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения